14.11.2018 г.
13 января - День российской печати
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
12.01.2012 13:53

 

«Приволжская правда» попросила журналистов, в разное время работавших в нашей газете, вспомнить самые интересные моменты, когда они трудились в районе.

Первая командировка

Отлично помню свою первую командировку в качестве корреспондента газеты «Приволжская правда».
…Дело было в августе 1968-го. «Поедешь в колхоз, сделаешь материал о подготовке ферм к зиме, - напутствовал меня редактор. – Сориентируешься на месте. А мы посмотрим, что из тебя получится».
О фермах вообще, а тем более о том, как их к зиме готовят, я не имел никакого представления. Но, полагаясь на удачу, взял девственно чистый блокнот, новую авторучку и отправился в колхоз, который гордо носил имя, связанное с какой-то годовщиной Октября.
Правление я опознал по выцветшему флагу на крыше, а в статном мужике в полувоенном кителе и белой фуражке безошибочно угадал председателя. Когда я представился и рассказал о цели своего приезда, председатель снял фуражку, почесал в затылке и нажал невидимую кнопку в ножке стола. Тотчас открылась дверь и в кабинет ворвался взъерошенный молодой человек в точно такой же фуражке, но в цивильном пиджачке. Оказалось – главный зоотехник.
Тут надо пояснить, что село, куда я приехал, было татарским.
Председатель, хоть и долго разглядывал меня, почему-то не опознал в корреспонденте соплеменника и, полагая, что я ничего не понимаю, обратился к зоотехнику на татарском:
- Дожили. Кажись уже дальше некуда. Посмотри, какого молокососа к нам с проверкой прислали…
Я чуть удержался на шатком стуле, но собрал все силы, чтобы не выдать себя. Да, я был тогда страшно молод, а выглядел еще моложе.
- Вот к нам новый товарищ приехал, - перешел на русский язык председатель. – Новое талантливое поколение идет! Интересуется положением на наших фермах. Товарищ, видишь, серьезный, чувствуется – с понятием. Ты уж ему все без утайки покажи.
Зоотехник расплылся в улыбке. А председатель снова перешел на татарский и стал его поучать:
- Смотри, не вздумай вести его в первую бригаду, там и этот олух поймет, что дело – швах. Сам лишнего не болтай и людей предупреди.
Зоотехника тут же осенила гениальная идея:
- А может, стоит его хорошенько угостить? Они ведь, газетчики, выпить не дураки.
- Сделай и это. Потом возьмешь мою машину и отвезешь его в район, высадишь прямо у райкома. Пусть больше таких не присылают…
- Поехали на вторую ферму, у меня там как раз и свои дела есть, - предложил зоотехник, когда мы усаживались в допотопный тарантас.
- Ну, если у вас там дела – езжайте один, а я пройду в первую бригаду.
Отговорить меня зоотехнику не удалось, и пришлось ему «рулить» в сторону первой фермы. Там он быстро соскочил с телеги и начал инструктировать собравшийся люд: скажи так, это не показывай, об этом не говори… Мне же оставалось только все запоминать.
По обратной дороге в правление зоотехник просвещал меня насчет татарских традиций гостеприимства.
Притормозил кобылу у сельмага и быстренько обернулся с двумя бутылками водки и банкой консервов. Достал из-под рогожи граненый стакан, подул в него и, налив до краев, протянул мне, снова напомнив о прекрасных традициях гостеприимства. Пить я отказался. «Не пью, говорю, - извините».
- Но ведь – традиция, - не отступал зоотехник.
- Непьющий я, - отвечаю ему и чувствую, что краснею от собственного вранья.
- Но ведь когда-то надо и этому научиться, - не отставал зоотехник. – Вот сейчас и начнем…
Он опрокинул полный стакан себе в рот и занюхал рукавом. Снова наполнил стакан и поднес к моему носу. Я отвернулся. Зоотехнику пришлось принять «на грудь» и эту дозу.
В правлении нас ждал председатель. Узнав, что мы, вопреки его указаниям, были на первой ферме, он накинулся на зоотехника. Тот вяло отмахивался: упертый, мол, корреспондент попался.
- А почему он трезвый? – пошел в атаку председатель.
- Не пьет, зараза, - отвечал специалист.
- Пьют все,- отрезал начальник и, достав из тумбы стола бутылку коньяка, разлил по стаканам. Я чокнулся «за знакомство», но пить не стал. Председатель запел уже знакомую песню о традициях гостеприимства. Но – безуспешно.
- Мне пора обратно, - засобирался я.
Председатель вызвал шофера: «Он вас мигом домчит». Пока шофер заправлял и заводил машину, хозяин несколько раз снова порывался исполнить традицию. Зоотехник тем временем закемарил за столом, а председатель стал подговаривать шофера, чтобы тот по дороге непременно меня напоил. «Не может быть такого, чтобы не выпил,- убежденно доказывал начальник.- Они, молодые, сейчас больше нашего закладывают».
Прощаясь, гостеприимный хозяин долго тряс мою руку и приглашал заезжать почаще.
- Обязательно приеду, вы все мне страшно понравились. И традиции ваши действительно прекрасные, - ответил я, садясь в машину.
Это я произнес на чистом татарском языке. Председатель остался с открытым ртом, а из початой бутылки на землю струился недопитый коньяк…
Материал был опубликован в очередном номере нашей газеты. На летучке даже похвалили, отметили, что написано со знанием дела. Вот та первая командировка, видно, и определила направление всей моей дальнейшей работы – работы аграрного журналиста. А на возможный вопрос о традициях отвечу прямо: я их уважаю и стараюсь по мере сил и возможностей придерживаться.
Ирек САЙФИЕВ,
член Союза журналистов России.

Пройдено. Но памятно

В нашу родную газету я пришел в штат как литературный работник в декабре 1961 года. Тогда она называлась «Колхозная стройка». Редактором в ту пору был Михаил Петрович Харитонов – человек эрудированный, выдержанный.
Позже он вполне заслуженно стал сотрудником редакции газеты «Ульяновская правда». Так вот, машинисткой «Колхозной стройки» работала милая женщина Евдокия Сергеевна Юденичева. Бывало заведующий отделом писем Иван Савельевич Галимов смотрит в окно и говорит: «Вон идет наш шеф». Машинистка часто заглядывала к Харитоновым домой. Она считала слово «шеф» нехорошим, оскорбительным. И со всей откровенностью сказала редактору: «В редакции Вас все зовут Михаил Петрович, а за глаза кроют шефом». Редактор с юмором рассказывал нам об этом в коллективе.
Надо отметить, что сотрудники газеты были на должной высоте своего положения. Редакция выписывала много толстых московских журналов. Все литературные новинки первым прочитывал ответственный секретарь Борис Георгиевич Давыдов. О современной литературе он всегда говорил с глубоким интересом.
Оригинальным был путь в журналистику у Михаила Сергеевича Парфенова. В трудные послевоенные годы он окончил сельскохозяйственный техникум и имел профессию зоотехника. По специальности работал в Архангельской зоне нашего района. Однажды его пригласили в райком партии и предложили поработать в «Колхозной стройке». Тогда он спросил: «А сколько и какой скотины там имеется». Ему ответили, что в редакции вроде есть лошадь для поездок по району. Курьез, да и только. Нет, друзья, все вполне серьезно. Просто в глухомани человек никогда не имел дело с газетой, не представлял, как она делается.
Первая опубликованная его заметка называлась «В Енганаевском клубе пахнет». А суть заключалась в том, что в сельском клубе во время демонстрации кинофильма ребятишки бегали за «голландку» по малой нужде…
Вот так начав, Михаил Парфенов как умный от природы человек быстро понял, что требует газета от его головы и пера. Его публикации заметили не только читатели, но и в партийных кругах области. И был он направлен на учебу в Саратовскую высшую партийную школу.
Когда я пришел в газету (между прочим, по его рекомендации: мы были земляки – родились на одной улице в селе Тургенево), Парфенов у Харитонова был заместителем. И когда Михаил Петрович отъехал в Ульяновск, Михаил Сергеевич был назначен редактором газеты.
У всех, кто с ним работал, остались о нем добрые воспоминания. Круг его познаний был очень широк. А уж кроссворд в журнале «Огонек» ему хоть не давай, после него ни одной клеточки не останется пустой. Мягкий по характеру он был скрупулезно справедлив в любом спорном вопросе.
Мой друг Юра Гордеев, впоследствии ставший редактором газеты «Приволжская правда», а затем и ведущим редактором Всесоюзной радиостанции «Маяк» в Москве, учился в свое время в Московской ВПШ. Так вот главным подспорьем для него были Саратовские конспекты Михаила Сергеевича Парфенова.
Конечно, можно припомнить еще и еще… Но сегодня, накануне Дня Российской печати, стоит сказать о главном, что «Приволжская правда» была и остается лучшей районной газетой в области.

Николай РОМАНОВ,
член Союза журналистов России.

Журналисту есть дело до всего

В должности редактора районной газеты «Приволжская правда» меня утвердили в 1976 году. На этом посту я сменил Юрия Гордеева.
Годы, «прожитые» в газете, а это без малого два десятка лет, для меня стали этапом большого пути. Сегодня, оглядываясь назад, могу с удовлетворением сказать, что тогда в редакции работали люди, преданные своему делу, профессиональному долгу, готовые, как поется в известной песне «Трое суток не спать, трое суток шагать ради нескольких строчек в газете». Среди них хочу отметить особо журналистов от Бога – Ирека Сайфиева, Анатолия Лантратова, Михаила Сергеевича Парфенова, а также редактора местного радио – Григория Ивановича Белинского. И, конечно же, всеми уважаемую Прасковью Ивановну Козловскую, которая была бессменным и талантливым корректором на протяжении многих лет.
За годы работы, конечно, случалось множество курьезных случаев. Один из них, который стал особенно поучительным для всех, запомнился на всю жизнь.
В 70-х годах у нас иногда подрабатывали сотрудники из областных изданий. В том числе и талантливый журналист, участник Великой Отечественной войны, бывший корреспондент общесоюзной военной газеты «Красная звезда», а в последние годы работавший в «Ульяновской правде» Павел Петрович Слесарев.
Однажды он отправился за очередным материалом в одно из хозяйств Белоярской зоны. Сел он на попутную, вместе с ним ехал туда же молодой человек. Как и любой настоящий журналист Слесарев сразу же взял быка за рога: разговорил своего попутчика по полной программе. Уже на полпути набрал материала на целый очерк. Поэтому, даже не доехав до места, Павел Петрович сразу же заторопился назад. Когда рассказ о замечательном труженике появился на страницах газеты, в редакцию позвонили из сельского совета. Оказалось, что газетный герой на самом деле лодырь, пьяница и дебошир. А в тот день он возвращался домой как раз после отсидки 15-ти суток… Вот такой неожиданный прокол журналиста стал колоссальным уроком и для самой редакции.
На страницах – пожелтевших от времени и совсем еще свежих, пахнущих типографской краской – отражается летопись повседневной жизни района. Поэтому в канун Дня Российской печати от души поздравляю всех ветеранов и нынешних сотрудников районной редакции и типографии с профессиональным праздником. Здоровья всем, удачи и успехов во всех делах и начинаниях.

Анатолий ШВЫРКУНОВ,
член Союза журналистов России.

 

 

Фото дня

Приволжская правда 2018 - р.п. Чердаклы, Чердаклинский район, Ульяновская область