22.11.2017 г.
Лица ульяновской политики: ЮРИЙ ГОРЯЧЕВ.ПОРТРЕТ НА ФОНЕ ЭПОХИ
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
18.08.2015 16:46


Ранний Горячев
Просидевший очень долго в Ульяновском районе (14 лет) и сделавший его вполне крепким и передовым практически во всех отношениях Юрий Фролович (кстати, едва ли не единственный из 24 первых секретарей райкомов партии не снятый Колбиным с должности за недостатки, упущения и злоупотребления, что уже о многом говорит) в 1987 году перебрался в областной центр на одну из ключевых должностей - председателя облисполкома. Фактически премьер-министра при местном президенте - новом первом секретаре обкома КПСС, наследнике Геннадия Колбина, скромном и аскетичном Юрии Самсонове. На изломе системы в начале 90-х на первый план вышли фигуры Горячева и Казарова (второго секретаря обкома КПСС). Их противостояние вышло на новый виток.

В годы горбачевской перестройки Юрий Горячев работал, как вол. Мотался по области и предприятиям, решал проблемы. Я часто видел его на различных совещаниях и партхозактивах, где он выступал с докладами или отчетами, попутно призывая коллег не растекаться мыслию по древу, не философствовать, а говорить по существу и решать конкретные проблемы.
Но в политику не лез, может потому, что всегда предпочитал заниматься реальным делом, а, может, потому, что политика, идеология - прерогатива обкома КПСС. Но потом, глядя на разворачивавшиеся в государстве события, видимо, осознал, что если ты не занимаешься политикой, то она рано или поздно займется тобой.
И начал искать пути, тем более, что в стране в тот момент разворачивалась шумная кампания по выборам в Верховный Совет РСФСР. И «наклевывалась», кроме того, перспектива первых и, наверное, в обозримом будущем последних выборов первого секретаря обкома партии. К этому времени Горячев возглавил областной Совет депутатов (апрель 1990 года), прообраз нынешнего Законодательного Собрания Ульяновской области. Победил в непростой схватке Олега Казарова на транслировавшихся по телевидению выборах руководителя областного комитета КПСС, поручил оказавшемуся не у дел партийному функционеру Евгению Чарному организовать новое печатное издание облсовета («Народную газету»).
При активной поддержке одной из двух существовавших тогда областных газет - «Ульяновского комсомольца» (позже «Слово молодежи», позже «Симбирские губернские ведомости») Горячев стал депутатом Верховного Совета, где примкнул к фракции «Коммунисты России». И, кстати, был одним из немногих смельчаков, голосовавших против инициированной Борисом Ельциным Декларации о независимости России, документально и идеологически оформившей предстоящее разрушение Советского Союза.

Попытка переворота.
Крах надежд

Августовский путч 1991 года вернул Горячеву и его окружению надежду на возвращение к привычному укладу. Он терпеливо выжидал в то время, как демократическая часть Ульяновска бурлила, кучковалась денно и нощно вокруг редакции «Симбирского курьера» во главе с основателем газеты Аллой Багдасаровой, покинувшей обком КПСС и его идеологический рупор журнал «Позиция» (бывшая «Политическая агитация»). Учредителем «Симбирского курьера» в 1990 году стал ульяновский горсовет, решивший все финансовые и материальные вопросы издания. Отсюда и просторные помещения в самом центре города. Эта газета могла быть сейчас по наследству печатным органом Ульяновской городской Думы, но судьба издания сложилась иначе.
В те решающие дни 19-21 августа печатались экстренные выпуски газет, распространялись листовки. После разгрома путчистов в Москве на стадионе «Труд» в Ульяновске собрались ельцинисты. Председатель городского Совета народных депутатов, будущий (с 16 октября 1991 года) представитель президента по Ульяновской области Георгий Ступников и депутат Верховного Совета РСФСР Валентина Домнина изо всех сил пытались завести соратников.
Затем прозвучал призыв сорвать красный флаг со здания ульяновского обкома КПСС. Колонна во главе с импозантным своей статью и окладистой бородой Ступниковым по пути на площадь Ленина значительно поредела, но около сотни активистов с криками «СС-КПСС» и «Долой КПСС» вышли на площадь.
Журналист, поэт и депутат городского Совета Валерий Крылов позже рассказывал, что в те дни он как-то рано утром с товарищем по АБЦ (гремевший на рубеже 90-х Антибюрократический центр) влезли на крышу обкома КПСС и сняли красный флаг СССР, заменив его российским триколором. Но я этого не видел.

Опала

Все это время опытный Горячев держал паузу. Победивший незадачливых бунтовщиков Ельцин стал личными указами назначать своих приверженцев (или хотя бы тех, кого знал лично, или кого рекомендовали доверенные люди) главами администраций регионов. Так его кудрявый тезка, приверженец президента, ныне покойный оппозиционер Борис Немцов возглавил Нижегородскую область. А с какого бодуна «царь Борис» нелогично назначил нам, первоначально, директора ульяновского завода «Контактор» Малофеева, можно только догадываться. Хотя, скорее всего, подсуетились наши местные демократы, имевшие выход на Межрегиональную группу депутатов и окружение Ельцина, либо грамотно сориентировался сам Малофеев. Почему демократы выбрали этого руководителя одного из множества ульяновских предприятий, внятно до сих пор никто не может объяснить.
Но это решение Ельцина и внезапное воцарение, в сущности, мало известного Малофеева всполошило чиновничество и озадачило народ. Сподвижники Горячева сформировали сагитированную ими, сбалансированную по профессиональному и политическому составу делегацию представителей возмущенной общественности. Эти ходоки, в числе которых были весьма примечательные, оппозиционные власти фигуры (за Горячева вдруг стала голосовать даже ярый борец с его режимом и советской действительностью, прославившаяся на всю страну своей голодовкой и ставшая депутатом Верховного Совета РСФСР Валентина Домнина) отправились в Москву.

Возникло двоевластие,
как уже когда-то было

В этот момент свое слово сказала пресса. Сейчас трудно даже при самой шизофренической фантазии представить себе, какую роль тогда, всего лишь четверть века назад, играли средства массовой информации. В одной из региональных газет благодаря Горячеву за одну подписную кампанию осени 1990 года, вырастившую тираж более, чем в 20 раз, с 9 до 190 тысяч экземпляров, на первой полосе появился аншлаговый заголовок, утверждавший, что - Юрий Горячев фактически отстранен от власти. Что скажет народ?
При активной организаторской роли «Слова молодежи» собрали большой митинг на центральной площади города, где звучали речи о поддержке Горячева и обращения к президенту Ельцину вернуть статус-кво.
Опытный политический игрок затянул решение, не обращая внимания на слезные просьбы с родины Ленина. Пауза длилась до приезда Бориса Николаевича в Ульяновск. За это время случилась Беловежская пуща - уничтожение Советского Союза, отставка Горбачева и спуск с кремлевской башни красного флага с серпом и молотом.

Ельцин меняет выбор

Лично на меня Горячев произвел особое впечатление в один из последних дней декабря 1991 года. Многие тогда задумывались, что будет дальше, как жить будем? Было немало слухов и предположений. Близился Новый год и в пока еще гулкие своей пустотой магазины даже завезли тольяттинское шампанское.
И вдруг Юрий Фролович выступает по телевидению, думали, с трафаретным поздравлением, которое вряд ли кого успокоит. Но он вдруг начал очень спокойно, серьезно и сосредоточенно, тихим голосом рассказывать, сколько в области заготовлено картофеля, лука, капусты и свеклы, других продуктов, что зиму мы спокойно перезимуем, всего хватит, как минимум, до наступления весны и новой посевной кампании.
Голодать никто не будет. Переживем и пойдем дальше. Этот будничный, деловой тон, монотонное перечисление названий продуктов невероятно успокаивало психологически. Появилось чувство, что хоть страна и рассыпалась, но может сохраниться Россия, есть люди, думающие о нас.
Хотя через пару дней, уже второго января 1992 года был невероятный шок, когда в магазинах до небес взлетели цены. Люди, привыкшие к тому, что цены не менялись долгие десятилетия, были потрясены. Ведь их никто толком не предупредил. Например, нарезной батон с нескольких жалких копеек подорожал сразу до 8 рублей. А ведь хлеб для россиянина испокон веков «всему голова». Тем более зарплату в отличие от цен никто не поднял. Это было знаменитое гайдаровское (в честь кого мы теперь проводим международные форумы) «отпускание цен».
Сразу после Рождества в Ульяновск приехал президент Ельцин. Легенда гласит, что судьба Горячева была решена, когда в одном из цехов авиационно-промышленного комплекса, ставшего Авиастаром, президент с трапа самолета поинтересовался, что он может сделать для ульяновцев и толпа взревела, что хочет в губернаторы Юрия Фроловича. Президент уточнил, действительно ли нам этого хочется? В ответ с энтузиазмом прозвучало, дескать, да, конечно, Горячева и только Горячева, никого, кроме Горячева. Посмотрев на решительный настрой заводчан, а я стоял от Ельцина недалеко и отлично все видел, президент важно произнес так, словно каждому из присутствовавших подарил по региону: «Я сегодня подпишу указ».

Абсолютная власть

С этого момента утвержденный Ельциным глава администрации Ульяновской области Горячев обрел в регионе абсолютную власть. Должность председателя облсовета он передал заместителю Владимиру Разумову, тот «в бочку не лез», амбиций не проявлял и был вполне для Фроловича безопасен. А вскоре после расстрела Белого дома (октябрь 1993) Советы и вовсе упразднили, как чреватый угрозой рудимент социализма. И фактически до конца 1995 года законодательной ветви в регионе не было. Полностью царила горячевская исполнительная власть. Да и потом, когда состоялись выборы в областной парламент, его густо нашпиговали горячевцами и поставили во главе Сергея Рябухина. Только в 1999 году, в декабре, команде губернатора удалось провести в новый состав Законодательного Собрания «всего» 18 депутатов, а по шести округам выборы были признаны несостоявшимися.
Позже в результате довыборов по некоторым из них прошли оппоненты Горячева. Что создало проблемы для областной власти.

Интриги и войны

Но оппозиция в небольшом количестве все же просочилась в парламент еще раньше, в 1995 году, получив трибуну для высказываний по разным проблемам. Это усложнило ситуацию, ослабило Горячева. А в последние дни 1996 года в результате беспрецедентной для Ульяновска обличительной кампании проиграл выборы мэра соратник и политический спутник Горячева Сергей Ермаков. Говорят, Фроловичу дали совет: лучше сохранить власть главы администрации области, чем бороться за город и потерять все. Видимо поэтому Горячев не стал или не смог по-настоящему упираться, защищая Ермакова. Тот проиграл, оппозиция получила в свои руки важнейший плацдарм - весь региональный центр с его ресурсами. Это сыграет свою роковую роль в 2000 году на новых губернаторских выборах, где проиграет уже сам Горячев.
Ситуацию усугубили инспирированные откровенно недалеким окружением Горячева войны с руководством УАЗа, его директором Павлом Лежанкиным и ректором филиала МГУ Юрием Полянсковым. Не поддержал в решительный момент Горячев испытывавшую трудности популярную областную газету «Град Симбирск», имевшую особенно сильные позиции именно в Ульяновске, где губернатор терял влияние с каждым днем. Газету подобрал и тут же прихлопнул тогда еще всесильный олигарх, банкир и медиа-магнат Гусинский. Постепенно ручейки оппозиции слились в единый антигорячевский поток.

Память

Яркая мощная личность, один из самых известных (в стране и за рубежом, особенно благодаря талонной системе) крупных политиков того времени, Горячев многое сделал для региона. Во времена развала страны сплотил область, наладил продовольственное и товарное снабжение, проводил невиданную для тех времен политику социальной поддержки жителей региона.
Строил школы, ремонтировал дороги, создавал предприятия, поддерживал сельское хозяйство и целые отрасли экономики. Так, в разгар царившей в стране разрухи в мае 1994 года лично открывал построенный при его поддержке и оснащенный по последнему слову техники молочный завод. Я тогда работал в «Народной газете» и, стоя плечом к плечу рядом с ним у входа на предприятие, видел, как он радуется новому комбинату, созданию большого количества рабочих мест. В торжественной обстановке перерезая ленточку, Юрий Фролович шутил, что теперь Заволжский район, получив такое предприятие, может объявить себя отдельной республикой.
В то же время в отличие от своих соседей, более удачливых лоббистов, Горячев хоть и бывал депутатом, сенатором, так и не смог наладить отношения с федеральным центром. Московские чиновники, как правило, регион игнорировали, деньги на программы и проекты уходили к другим. Несмотря на все усилия, при отсутствии федеральной поддержки строительство нового моста через Волгу пришлось законсервировать. Остановился Авиастар, в руки «Северстали» ушел «УАЗ», ульяновский Сбербанк подчинили Самаре, затем была потеряна и кондитерская фабрика «Волжанка», гордость и визитная карточка города. Все это существенно сокращало налогооблагаемую базу, ограничивало ресурс власти.
Но останутся созданный Горячевым госпиталь ветеранов всех войн, останется созданная его характером и волей, его организаторским талантом областная детская многопрофильная больница. Останется открытая в 2000 году в новом городе средняя школа № 86, как и другие школы, дома культуры, библиотеки, клубы и многое другое, что построил Горячев. Построил вопреки хаосу и разрухе, обрушившимся на страну.
Конечно, несмотря на все достижения, горячевская политика изоляционизма потерпела крах. Нельзя наладить самодостаточную и независимую жизнь в отдельном регионе, особенно, когда все идет через Москву.
Но именно Горячеву мы обязаны тем, что самое трудное время для России прожили в относительном благополучии по сравнению с другими регионами. Как обязаны Морозову, поднявшему область уже на новом историческом витке.
Джангир Мехтизаде.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Фото дня

Приволжская правда 2016 - р.п. Чердаклы, Чердаклинский район, Ульяновская область